Актуальные

See First.
России вместе с ЕАЭС стоит прекратить стесняться. Им надо создать свою Бреттон-Вудскую систему. Если рубль обеспечить золотом в это смутное время, то с ним станут считаться на мировой арене. Такое предложение сделал глава Евразийского банка развития Андрей Бельянинов. Стоит ли России рассмотреть такую возможность?


После того как правительство России объявило курс на дедолларизацию российской экономики, экономисты принялись одну за другой генерировать идеи, как это можно осуществить. Недавно бывший министр энергетики, а ныне глава корпорации «Энергия» Игорь Юсуфов предложил России вместе с ОПЕК для расчетов на нефтяном рынке создать вместо доллара специальную криптовалюту, обеспеченную газом, нефтью и другими энергоресурсами. Газета ВЗГЛЯД подробно писала, насколько это реальная альтернатива нефтедолларам.
Председатель Евразийского банка развития Андрей Бельянинов пошел дальше и предложил странам Евразийского экономического союза (ЕАЭС) создать свою Бреттон-Вудскую систему и сделать рубль расчетной единицей, обеспеченной золотом. В ЕАЭС входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения. «У нас все основания есть сделать рубль расчетной единицей. Я председатель Евразийского банка развития, созданного шестью странами (плюс Таджикистан – прим. ВЗГЛЯД), и таких банков развития в распоряжении России четыре. Просто многие об этом забыли. Это уникальные инструменты, которые нужно активно использовать в это смутное время», – заявил Бельянинов на конференции «Плехановский форум: Актуальный диалог».
Бреттон-Вудская система, созданная в 1944 году, пришла на смену золотому стандарту после Второй мировой войны. США, мало пострадавшие в той страшной войне, воспользовались ситуацией и своей выигрышной позицией. Американский доллар привязали к золоту по фиксированной цене 35 долларов за унцию, а другие крупнейшие валюты мира привязали к доллару. И эта система неплохо поработала на США в период послевоенного восстановления экономик нынешних стран G7. Главным помощником в их восстановлении стали США со своими «золотыми» долларами, которые они печатали и щедро раздавали Европе и Японии миллиардами. Помощь, конечно, была не безвозмездной, взамен США получали все что хотели для своей экономики и торговли, все больше и больше привязывая другие экономики к доллару и США.
Такая система просуществовала целых три десятилетия, пока европейские страны не восстановились и не стали желать избавиться от столь сильной зависимости от Америки и наконец иметь собственные эмиссионные центры. Причем когда в 1974 году Бреттон-Вудская система рухнула, по идее это должно было означать дефолт и гибель американской валюты. Однако по факту рынок воспринял это не как проигрыш, а как избавление от ненужного балласта в виде привязки к золоту. Доллар уже оккупировал мировую торговлю, завоевал доверие и мог существовать без золотого обеспечения.
Собственно, что-то такое предлагает, судя по всему, проделать рублю и глава Евразийского банка развития. «Мы сейчас нуждаемся в том, чтобы сделать свой Бреттон-Вудс по отношению к рублю. Золота в наших странах достаточно, в Белоруссии не очень много, но мы с ними поделимся. И мы сделаем серьезную мировую расчетную единицу, мировую валюту, с которой будут считаться», – заявил Бельянинов.
«Мы, по-моему, стесняемся сами себя, нужно сказать: уважаемые господа, рубль состоялся как платежная единица, приходите к нам, мы вам обеспечим своевременность расчетов и хорошее качество»,
– говорит он. «Объективно он уже пришел к этому – все просят рубль. Я это говорю как практикующий банкир. Почему? Все это связано с валютным риском, волатильностью. Спасибо Трампу, боимся скачков доллара и евро», – добавил Бельянинов.
Трамп действительно действует против доллара, так как его политике протекционизма нужна слабая, а не сильная американская валюта. Так можно сделать внутреннее производство более конкурентным и так американская экспортная продукция сможет выигрывать у конкурентов. Недаром в борьбе с США Китай отвечает девальвацией юаня. Однако политика ФРС США по ужесточению монетарной политики идет вразрез с желанием Трампа, поэтому он регулятора постоянно критикует, и заодно обвиняет в валютных войнах Китай, а от России с ОПЕК требует более дешевой нефти. Потому что тогда цены на бензин внутри США снизятся, и это будет серьезным подспорьем для американского производства.
Что же касается идеи сделать рубль, обеспеченный золотом, то она выглядит больше утопической, чем реальной, считают эксперты.
«Сравнивать США тех лет и Россию сегодняшнюю не актуально. Уже на тот момент Штаты имели серьезное влияние в мире и самую развитую финансовую систему. А также имели достаточно инструментов для лоббирования своих интересов. Россия же находится в некой изоляции, ее экономика слаба, а финансовая система слаборазвита. Поэтому предложить всему миру супервалюту сегодня мы не можем», – считает замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.
США тогда воспользовалось слабостью Европы и Японии после Второй мировой войны. Россия же сегодня находится в состоянии санкционной войны, затеянной США против нее.
Кроме того, для возврата к золотому стандарту необходимы огромные запасы золота. США в 1945 году аккумулировали порядка 17,9 тыс. тонн золота. Ни у одной страны тогда таких богатств не было. Великобритания владела 1,7 тыс. тонн золота, Франция – 1,4 тыс.
США до сих пор остаются крупнейшим держателем золота в объеме более 8 тыс. тонн. Второе место занимает Германия с запасом вдвое меньшим. Россия всего лишь на пятом месте со своими 2 тыс. тонн. У Китая, кстати, и того меньше – 1,9 тыс. тонн.
«Золотые запасы РФ не так велики и составляют всего около 80 млрд долларов. Необходимо будет согласовать этот объем с денежной массой. Вряд ли за одним рублем наша страна сможет закрепить большое количество золота. Если взять страны ЕАЭС в совокупности, то золотой запас увеличится, но и объем денежной массы, который нужно обеспечить, тоже», – считает Анна Кокорева.
«Ни одна страна мира, разве что США с их 8 тыс. тонн, не может ввести обратно золотой стандарт – слишком мало желтого металла, чтобы обеспечить размен бумажных денег на монеты или слитки. Даже всех запасов России, Белоруссии и Казахстана не хватит для того, чтобы сделать рубль «золотым» или хотя бы биметаллическим, то есть на основе золота и серебра. Да и современная мировая торговля слишком сложно устроена, чтобы балансирование внешнеторговых дефицитов проводилось с помощью слитков или монет», – считает экономист, вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.
России проще пойти по пути Венесуэлы и обеспечить валюту нефтью и газом, добавляет Кокорева. «Само по себе обеспечение валюты тем или иным ресурсом не делает ее мировой. Только когда экономика страны значительно интегрирована в глобальную, возможно мировое признание ее валюты как платежного средства. Более того, эта экономика должна быть стабильной», – говорит Кокорева.
Впрочем, все это не означает, что России не надо накапливать золотые запасы. И Россия наращивает и добычу (около 300 тонн в год), и золотые запасы, отмечает Вязовский. Во-первых, объясняет он, желтый металл стабильно дорожает, и вкладывать резервы в золото – это просто выгодно. В прошлом году унция прибавила в долларовом выражении 14%, в позапрошлом – 8%. Во-вторых, рост золотых резервов и без золотого стандарта увеличивает доверие к рублю. «Если к этому добавить процесс дедолларизации, о которой уже объявлено, а также перевод торговли отечественным сырьем – нефтью, газом и металлами – в рубли, то у наших соседей по ЕАЭС есть все основания для постепенного движения к единому валютному союзу на основе рубля», – считает Вязовский.
Сделать рубль обеспеченным и вывести его на мировой уровень можно, согласна Кокорева, только начинать надо сейчас и на это уйдут годы. 

See First.
Либеральные реформы, развязанные в интересах глобальных спекулянтов против народа России, — одно из самых чудовищных злодеяний богатого на них ХХ века. Только демографические потери для России по состоянию на 2018 год превышают демографические потери от войны (по состоянию на 1946 год)


Либералы всех мастей так истошно вопят про «сталинские репрессии» не только для того, чтобы украсть у нас прошлое, лишить нас самоуважения и, превратив в вечно виноватых Адольфов, не помнящих родства, заставить бесконечно платить самозваным хозяевам и каяться перед самозваными же моралистами (которые все чаще оказываются еще и педофилами).

Они так отчаянно пытаются утопить нас в трагедиях давнего прошлого, чтобы отвлечь внимание страны от совсем недавних трагедий и, в том числе, и от своих собственных преступлений.

Начавшись в 1987 году, эти преступления продолжаются и по сей день — и пенсионная кража у нас 5 лет жизни, и повышение НДС при захлебывающемся от денег бюджете, и «налоговый маневр», обеспечивающий рост цен на бензин всего лишь продолжают курс, начатый горбачевским уничтожением потребительского рынка, гайдаровской либерализацией цен, чубайсовской ваучерной приватизацией, залоговой приватизацией, дефолтом, чубайсовской же реформой электроэнергетики, людоедской монетизацией льгот…

Все эти — и бесчисленное множество иных либеральных реформ — разрушали и продолжают разрушать жизнь страны, убивали и продолжают убивать людей в интересах горстки самозваных «хозяев жизни», обезумевших от алчности и безнаказанности.

И чтобы хотя бы не забывать об этих продолжающихся преступлениях, чтобы хотя бы не забывать десятки миллионов их жертв — не родившихся и умерших раньше времени — России нужен мемориал жертвам либеральных реформ и день их памяти. Они нужны, чтобы страна помнила: длящийся ад либеральных реформ имеет не большее отношение к нормальности, чем нацистский режим, утвержденный Западом на Украине при поддержке российских олигархов — к свободе демократии.

Сейчас в России поминают жертв либеральных реформ в день расстрела Дома Советов — 4 октября 1993 года. Однако это день памяти именно погибших тогда, уже четверть века назад (по самым консервативным оценкам — не менее тысячи человек), — в самом трагичном, но лишь одном эпизоде продолжающегося вот уже более 30 лет национального предательства.

Вероятно, правильно отмечать День памяти жертв либеральных реформ в день, когда они окончательно стали неизбежными и бесповоротными — 18 октября.
Именно в этот день в 1991 году Гайдар и Шохин провели пресс-конференцию, на которой объявили о либерализации цен 2 января 1992 года. Решение об этом тогда, насколько можно судить, лишь обсуждалось, — и именно объявление на всю страну о либерализации как о чем-то окончательно решенном сделало ее неизбежной и перевело кризис потребительского рынка в состояние катастрофы.

Потребительский рынок был практически уничтожен этим заявлением, так как продавать что бы то ни было до либерализации цен стало категорически невыгодно — и торговля в один день спрятала под прилавок все, что могла. Следующие 2,5 месяца стали временем физического отсутствия даже самых обычных товаров — и фотографии молчаливых толп, потрясенно стоящих перед пустыми прилавками, которыми так любят козырять либеральные разоблачители «проклятого совка», как правило, сделаны именно в это время и отображают выдающийся успех самих либералов.

18 октября 1991 год либеральный клан окончательно взял в свои руки экономическую власть, — и потому поминать его жертв разумно именно в этот день.

А мемориал для этого в Москве, как ни удивительно, уже есть: это печально известная своей архитектурной беспомощностью и депрессивностью «Стена скорби» — памятник жертвам политических репрессий в сквере у Садового кольца на пересечении Садово-Спасской улицы и проспекта академика Сахарова.

Прежде всего, жертвы либеральных реформ соответствуют теме этого памятника даже с сугубо формальной точки зрения, — не только потому, что либеральные реформы сопровождались и сопровождаются политическими репрессиями против несогласных (чего стоит одна 282-я «русская» статья УК), но и потому, что либеральные реформы являются политическими репрессиями по своей сути. Их социально-экономический характер — такая же маскирующая обертка, какой во времена раскулачивания было многократное, до полного разорения взимание налога с зажиточных крестьян. Не случайно Чубайс прямо указывал, что целью приватизации было уничтожение того, что он называл «коммунизмом» — общенародной собственности на средства производства и заложенной в законы хотя бы возможности реальной власти народа.

Либеральные реформы были и остаются политическими по сути репрессиями против большинства народа, считающего себя вправе самому управлять своей жизнью и своей страной: именно за это его загнали в бедность и лишили реальных прав.

Не менее важно, что «Стена скорби» наглядно выражает отчаяние и беспомощность большинства людей перед пока безнаказанно ненавидящей и уничтожающей их частью власти — и нельзя забывать, что «Большой террор» длился менее полутора лет, а либеральные реформы осуществляются уже более 30 лет.

В День памяти жертв либеральных реформ можно было бы принести к «Стене скорби» портреты (а у кого не сохранились — хотя бы листы с именами) своих умерших раньше времени или прямо убитых этими реформами родственников и друзей и хотя бы начать зачитывать перечень их имен, — потому что число жертв так велико, что прочитать их полный перечень, продолжающий пополняться каждый день, не хватит и календарного года.

Уважение к себе и своим правам начинается с уважения к своему прошлому, в том числе и совсем недавнему. А чтить память павших — священная обязанность всех живущих.

Источник: Свободная пресса

See First.
Польская нефтегазовая компания PGNiG подписала долгосрочный контракт с американской Venture Global LNG на поставку сжиженного природного газа (СПГ). Польша будет получать два миллиона тонн газа ежегодно в течение 20 лет.



В интервью Радио Sputnik заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач отметил, что Варшава является проводником американской политики в Европе, поэтому и заявляет, что американский газ — это спасение.
"При этом за два года работы своего терминала она (Польша. — Sputnik) закупила всего один танкер СПГ из США несмотря на то, что за это время достаточно выросло производство этого самого СПГ. Это создает какое-то явное несоответствие между словами и делами. Нужно было показать хоть какой-нибудь результат, что они действительно проводят политику в сфере закупки американского газа", — заявил эксперт.
Гривач добавил, что, скорее всего, этот СПГ не будет конкурентоспособен в Европе и есть вероятность, что PGNiG будет продавать этот газ на другие рынки, но не в Польше.

Источник.
See First.
Всего лишь чуть больше миллиарда евро – такую сумму «ущерба от советской оккупации» подсчитали в эстонском правительстве. Упомянуты и чисто анекдотические категории «ущерба» – например, за доставку в ЭССР «много рабочей силы». Зачем в странах Прибалтики вообще составляют подобные документы, ведь Россия никогда не признает их справедливость?



Эстония подсчитала очередную сумму «ущерба от советской оккупации». Получилось сравнительно немного – 1,2 млрд евро, то есть от 89 до 92 млрд рублей, в зависимости от того, считать по сегодняшнему или по завтрашнему официальному курсу. Опубликованный подсчет «потерь» несколько напоминает то, как стоматолог Шпак из фильма «Иван Васильевич меняет профессию» перечислял милиционерам свои утраты.
Например, комиссия оценила загрязнение поверхностных вод с 1950 по 1990 год в 20 млрд рублей, а грунтовых вод – в 60 млрд рублей. Неэффективное использование залежей фосфорита, по мнению властей Эстонии, привело к ущербу в 290 млн рублей, а принудительная коллективизация разрушила сельское хозяйство страны и нанесла ущерб в размере 3 млрд рублей.
Есть в отчете комиссии и откровенно странные утверждения. Например, говорится, что из-за «советской оккупации» уровень жизни в Эстонии значительно ниже, чем в Финляндии, а средняя продолжительность жизни на 3,5 года меньше.
В мире есть множество стран, чей уровень жизни и ее продолжительность значительно меньше, чем в Финляндии, и совершенно непонятно, почему Эстония должна равняться именно на эту страну. Финляндия, к слову, добилась нынешнего благополучия, будучи нейтральной страной, наладившей одинаково хорошие отношения с Западом и СССР, а позднее – с Россией. Эстония же, получив независимость, быстро вступила в НАТО, поэтому финляндский опыт для Таллина совершенно нерелевантен. К слову, в Польше продолжительность жизни сравнима с эстонской, а этой стране СССР в 1945 году подарил независимость.
Приводятся в отчете и человеческие потери: «жертвами сталинских репрессий стали 49,5 тыс. человек, 24,1 тыс. человек погибли во время Второй мировой войны и 139,4 тыс. были вынуждены уехать из Эстонии; вследствие потери Печерского района и территорий за Нарвой Эстония лишилась 213 тыс. человек».
Еще одно «страшное преступление» – в Эстонию «привезли много рабочей силы», доля эстонцев в национальном составе республики уменьшилась с 89% в 1941 году до 61% в 1989-м.
Российские официальные лица неоднократно отвечали о неприемлемости претензий как Эстонии, так и других прибалтийских республик. Во-первых, не было никакой оккупации, было добровольное вхождение стран-лимитрофов в состав СССР. Никаких «оккупационных администраций» не создавалось, руководителями являлись представители «титульных» национальностей.
Во-вторых, будучи равноправными советскими республиками, прибалты получали финансирование из союзного бюджета. Более того, именно Эстония в 70-е годы прошлого века лидировала по объему инвестиций в основной капитал на душу населения.
«Мы, конечно же, не согласны вообще с термином «советская оккупация». Мы не согласны, что может заходить речь о каких-то компенсациях. И не нужно также забывать о том вкладе, который был внесен в развитие и инфраструктурное, и экономическое, и социальное стран Прибалтики во время Советского Союза», – комментировал претензии прибалтов пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.
В 1945 году в Эстонии по итогам войны были разрушены около половины существовавших на тот момент промышленных предприятий и жилых домов. Смогла бы маленькая республика без чьей-либо помощи за короткий период восстановиться? Крайне маловероятно.
Объем советских инвестиций в Эстонию за десятилетия «оккупации» сложно подсчитать, но очевидно, что он в десятки, если не в сотни раз превышает размер выставленных Таллином претензий.
Просто для примера. Одним из наиболее успешных эстонских флагманов экономики является энергетическая компания Eesti Energia. Вот что говорится на сайте компании: «Предшественник концерна Eesti Energia, акционерное общество Elektrikeskus, было учреждено 8 мая 1939 года, когда президент Константин Пятс подписал соответствующий учредительный документ. Наименование Eesti Energia предприятие Elektrikeskus носит с 1945 года. Именно этот момент обозначает начало деятельности концерна Eesti Energia. Задачей Elektrikeskus была реализация программы электрификации Эстонии и создание энергетической системы».
В 1939-м компания была создана, в 1940 году Эстония вошла в СССР, в 1941-м началась война. Очевидно, что эстонская энергосистема была создана после 1945 года. Были построены электростанции – опять-таки объем инвестиций из союзного бюджета точно подсчитать и конвертировать в современные рубли или евро проблематично. Но просто для примера: согласно договору с французской компанией Alstom, строительство двух новых энергоблоков сланцевой электростанции под Нарвой стоит 950 млн евро. Общая мощность – 600 мегаватт. Мощность построенных в советское время Балтийской и Эстонской электростанций составляет 765 и 1615 Мвт соответственно. То есть, грубо говоря, стоимость лишь Балтийской электростанции превышает все претензии Таллина за «оккупацию».
Еще одним значимым элементом инфраструктуры, доставшимся Эстонии от СССР, являются порты. Тут ситуация вообще крайне интересная – до тех пор, пока в Таллине вели относительно прагматичную политику, российский транзит в эстонские порты составлял до 10 и более процентов ВВП страны. В последние годы объем транзита снизился, как по политическим причинам, так и по экономическим, во многом – благодаря строительству порта Усть-Луга.
То есть коварная Москва построила в Эстонии порты и беспардонно платила эстонцам за их использование.
Список «злодеяний» можно продолжать. Но уже понятно, что если мерять исключительно на деньги, то Эстония должна будет заплатить России как наследнице СССР гораздо больше, чем Москва – Таллину.
И, конечно, удивляет то, что комиссия по подсчету ущерба вообще осмелилась поднять демографический вопрос. В послевоенные годы в Европе активно поддерживалась миграция трудовых ресурсов из более бедных стран. В результате Франция получила множество мигрантов во втором поколении, которые не хотят работать, а хотят только получать пособия. Германия получила турецкие кварталы в своих городах и так далее.
В Эстонию приезжали не только русские, но и граждане СССР других национальностей, которые создавали промышленность и сельское хозяйство республики. В качестве «благодарности» они получили статус «неграждан», многие после объявления независимости уехали, и траты на их пенсионное обеспечение легли на другие страны.
Население страны становится меньше с каждым годом. В 1990 году в Эстонии жили 1,57 млн человек. В 2017-м – 1,315 млн. Это по официальным данным, в реальности многие молодые люди, уезжающие на заработки в другие страны ЕС, не ставят органы власти в известность о своем отъезде. Таким образом, если брать демографию, то претензии по этому вопросу жители Эстонии в первую очередь должны выставлять к своим постсоветским правительствам, а уже потом – к СССР.
Вряд ли властям Эстонии неочевидны вклад СССР в создание эстонской экономики или нынешняя демографическая проблема. Тем не менее, они год за годом уже почти 30 лет вспоминают про «компенсацию за оккупацию».
Пожалуй, объяснить это можно только одним – призрачной надеждой на то, что когда-нибудь Россия проиграет войну НАТО и должна будет, как проигравшая сторона, платить репарации – и тут-то эстонцы принесут свои подсчеты. Сумма, мол, небольшая, но вполне реальная.
И тут можно только вспомнить слова Владимира Путина, сказанные им по поводу территориальных претензий Латвии. «От мертвого осла уши» – вот на что могут рассчитывать и Эстония, и любая другая страна, которая требует или потребует в будущем от России какую-то компенсацию за советский период своей истории.